2014: World Press Photo и Sony Photography Awards (журнал “Фототехника и видеокамеры” Потребитель)

В Амстердаме подвели итоги World Press Photo, а в Лондоне объявлены победители в двух категориях и финалисты в третьей конкурса Sony World Photography Awards.

Уже который год второй конкурс явно вырывается вперед по визуальному разнообразию и качеству отбора. В 2014 он опередил WPP и по числу участников, и по количеству представленных стран: если на WPP фотографы из 132 стран мира прислали 98 тысяч фотографий (и это чуть меньше, чем в прошлом году), то на SWAP прислано почти 140 тысяч работ из 166 стран, и это рекорд за все годы его существования.

Следить за этим соперничеством становится все интереснее: ведь оно отражает что-то более важное, чем сухую статистику. За последнее десятилетие в мире появилось значительное количество крупных конкурсов, причем как западноевропейских и американских, так и проводящихся, например, в Азии. Также активизировались многие старые фотосмотры, к которым появился доступ и у фотографов из бывшего СССР. Среди пользующихся авторитетом конкурсов: China International Press Photo Contest (CHIPP), Picture of the Year International (POYi), Leica Oscar Barnack, Angkor photo festival, Black and White Spider Awards и многие другие. Взрыв интереса в этой области многие объясняют кризисом в отрасли, который однако дает возможность профессионалам выйти за рамки привычного и попробовать свои силы, в частности, и в организации подобных фотособытий. В этой статье я хочу ограничиться сравнением двух самых известных конкурсов, чьи история, отбор и визуальная составляющая наиболее очевидным образом показывают специфику нынешней ситуации.

World Press Photo (WPP) – конкурс старый, заслуженный. Одноименный фонд был основан в 1955 году, в мире, еще помнящем ужасы II мировой. Людям, прошедшим войну и разруху, хотелось сделать мир открытым и сохранить чувство единения. А также отстаивать свободу репортера и важность этических рамок в профессии. Однако хотя конкурс был задуман многополярным – например, как говорится в его исторической справке, русские и американцы в жюри «обычно нейтрализовывали друг друга» – перекос в сторону условно «западного» взгляда был здесь сразу же. В последнее время, когда в мире появилось действительно много качественной фотожурналистики, арт-проектов и любительской фотографии из Азии, Африки и Латинской Америки, неспособность WPP всерьез реформироваться стало особенно очевидным. Впрочем, об этом чуть позже.

Sony World Photography Awards (SWPA) – конкурс совсем новый: впервые его провели в 2008. И сразу был получен большой отклик: около 45 тысяч работ было подано в профессиональную категорию и около 26 тысяч – в любительскую. «Любители» затем были переименованы в «Открытую» категорию. Как отмечал основатель конкурса Скотт Грэй, суть фотографирования состоит не в том, чтобы гордо нести звание «профессионала», но о том, чтобы захватывать воображение зрителей: «Мне не нравится термин «любитель», потому что ты как будто говоришь об искусстве человека, которого не уважаешь. Сами фотографы должны выбрать, в какую категорию они хотят войти». О самом Грэе, кстати, информации немного: известно, что у него «более 15 лет опыта в бизнесе по организации международных событий» и что на момент основания фотосмотра ему было за тридцать. В любом случае – и возраст основателя, и год основания говорят о многом, как и изначальная ориентация на любителей наравне с профессионалами и на контакт со зрителем.

Прежде чем сделать более глубокие выводы, обратимся к анализу конкретных проектов. Просматривание «верхних» картинок на сайте WPP не приносит неожиданностей. Все то, в чем традиционно упрекают конкурс, скажем, концентрированное внимание к насилию и смерти – присутствует во многих кадрах и сериях-победительницах. Спору нет, некоторые фотографии производят большое впечатление. Таков, например взявший гран-при снимок американца Джона Стэнмейера: мигранты на побережье Джибути, в темноте, с огоньками в руках – мобильными телефонами, которыми они пытаются поймать слабенький дешевый сигнал из соседней Сомали. Очень интересен композиционно и по цветовым решениям кадр Филиппе Лопеса с пережившими тайфун «Хайан» филиппинцами на религиозной процессии («Срочные новости», 1 место). Тематически и визуально мне также очень понравилась серия Джанлуки Панеллы о блэкауте в Газе («Главные новости», 1 место).

И все же количество насилия кажется зашкаливающим. Просто перечислю темы: бомбы на Бостонском марафоне, обрушение Рана-плазы в Бангладеш с погибшими крупным планом (две номинации), массовое убийство в торговом центре Найроби, публичная казнь за воровство в Иране (преступник положил голову на плечо палачу, название – «Моменты перед повешением»), хаос в Центрально-африканской республике, мексиканская полиция обнаруживает эстетично висящие тела и так далее. И – заключительным аккордом – «Портрет домашнего насилия» («Современные проблемы», 1 место). По поводу этой серии Сары Левкович, весьма натурально изображающей избиение жены мужем на глазах у фотографа, уже появилось много соображений этического плана: не спровоцировало ли ее присутствие насильника?

Понятное дело – в мире происходит много чудовищной несправедливости, страдают невинные. О каких-то из подобных событий практически невозможно получить информацию «изнутри» из-за цензуры. И однако в очередной раз удивляют особенности взгляда WPP на мировые конфликты, со всеми его странностями вроде экзотизации Африки и Азии с одновременными страхом и отстраненностью, втискиванием ситуации в привычные композиции и прочее и прочее. Суть представления смерти «в лоб» не всегда понятна, а стремление помочь кому-то или что-то изменить нередко совсем не считывается визуально. Повседневная жизнь также показана скучно, ее практически нет. Что самое удивительное, не то, чтобы не было альтернативных взглядов. К сожалению, это не взгляд из России, хотя у нас и любят поставить себя на полюс соперничества условному «Западу». Скорее, это съемки авторов из стран, которые раньше было принято называть «развивающимися»: в некоторых из них сейчас прошли и проходят становление собственные школы репортажа и художественной фотографии. Но даже из них, такое впечатление, в конкурсе побеждают не самые интересные работы.

То же самое можно сказать про арт-составляющую World Press Photo. Некоторая расплывчатость миссии была у конкурса всегда – например, в одних его «установочных» текстах говорилось обо всей пресс-фотографии, а в других – именно о фотожурналистике. В последние годы в конкурсе стали брать призовые места проекты людей, никак не связанных с прессой в целом. И однако не очень понятен смысл их включения – тому, кто хорошо знает современную арт-фотографию, эти проекты не кажутся сильными. Получается, что некоторые из них способны победить только на чужом поле?

Здесь интересно сравнить тематически похожие проекты. Так, например, на нынешнем WPP в категории «Постановочные портреты» 2 место занял цикл живущего в Каире Дениса Дальё «Мать и сын»: египетские бодибилдеры позируют вместе с матерями. Эти снимки кажутся неясными по сообщению, визуально слишком прямолинейными и очень тривиально раскрывающими понятие «серия». А теперь посмотрим, например, на недавний проект иранского автора Мехранех Аташи. Серия «Зорхана» (часть проекта «Бестелесная») – это взгляд женщины, проникнувшей в святая святых «мужского мира», в залы, где занимаются традиционной персидской борьбой. Сложность устройства серии и ее, так сказать, месседжа в сочетании с красотой и утонченностью картинки кладут на лопатки серию Дальё. То же самое можно увидеть и в «прямом» репортаже из горячих точек и не только. Достаточно сравнить призеров нескольких последних лет CHIPP и WPP. На китайском конкурсе, во-первых, очень хорошо представлена часть «про повседневность». Это могут быть русские эмигранты в Израиле или очень бедные квартиросъемщики в Китае, но это самая обычная жизнь с ее сложными проблемами, но без орнаментализации или ощущения безысходности. А во-вторых, даже в кадрах очень страшных событий – вроде победившего в одной из категорий CHIPP-2013 снимка спасающегося от резни и прижавшегося к полицейскому мусульманина из Мьянмы, сделанного автором из Бангладеш Муниром Уз Заманом – важны не иерархии и клише, а реальные эмоции. Горячую волну боли, страха и сопереживания, которые охватывают при виде таких снимков, вынести гораздо труднее, чем онемение при просмотре трупов. Уж больно это все человеческое и близкое, а не происходящее «там вдалеке».

Интересно в этой связи и посмотреть на проекты наших авторов – призеров WPP-2014. Всего их три: серия о Норильске Елены Чернышевой («Повседневная жизнь», 3 место), «Побег» Данилы Ткаченко («Постановочные портреты», 1 место) и «Утриш» Никиты Шохова («Постановочные портреты», 3 место). Серия Чернышевой кажется сильной, но, в общем, тоже экзотической, сделанный немножко «на экспорт» (ее представляют «русским автором, живущим во Франции»). А серии Ткаченко и Шохова, молодых и активных выпускников школы Родченко, к сожалению, довольно легковесны и проигрывают на фоне известных работ вроде многолетнего проекта американца Лукаса Фольи «Естественный порядок» – об отшельниках в США. Азербайджанского же автора Рену Эффенди, дважды призеры нынешнего конкурса, все-таки невозможно отнести к «российской фотографии», хотя мы и привыкли считать ее практически своей.

Основной вывод: WPP явно старается следовать мировым веяниям. Однако эти перемены настолько осторожные и расплывчатые, что к преследующим его с момента возникновения упрекам в жесткости картинки добавились новые, порожденные современностью. И хотя глава жюри этого года Гэри Найт считает, что дело в поверхностности самих фотографов, конкурс, жюри которого состоит в основном из профессионалов пресс-индустрии, с совсем мелкими вкраплениями «альтернативных взглядов», отражает все нынешние проблемы в отрасли, включая инертность фоторедакторов и страх менеджмента перед переменами. При этом жюри в этом году менее разнообразно, чем, например, два года назад, хотя в него и вошли не только люди из индустрии, но и, скажем, профессор Нью-Йоркского университета Сюзи Линфильд – автор книг и статей о фоторепортаже, не боящаяся идти в разрез с общепринятой точкой зрения.

В этом смысле SWPA, конечно, имеет фору. К 2008 и в пресс-фотографии, и за ее пределами был очевиден кризис, который только углубился к 2014. А также и те совершенно новые явления, включая доступность технологий производства и распространения фотографий (цифровые камеры и интернет с его социальными сетями), которые привели к взрыву любительства и гражданской журналистики. Реагировать на новые тенденции у нового конкурса с молодым создателем получается гораздо лучше, чем у того, который существует без малого шестьдесят лет и складывался совсем в другой ситуации.

Если смотреть на визуальную составляющую SWPA-2014, то можно отметить большую широту и разнообразие работ среди призеров двух и финалистов третьей категорий (когда сдавался этот номер, еще не были известны имена победителей в профессиональной категории). Всего их три – «Профессиональная», «Открытая» и «Молодая фотография»; каждая из них делится на подкатегории Здесь есть откровенно любительские снимки, кадры из рекламных компаний, фотографии contemporary art, что-то в духе современного дизайна. Но также представлена и серьезные документальные проекты, и острый репортаж из горячих точек. Вообще, в этом конкурсе есть всеядность, желание охватить всю мировую фотографию, при этом разложив ее по некоторым базовым «ячейкам». Они не всегда удачны, но это куда более осмысленные попытки, чем у WPP. SWAP также отражает и нынешнее разнообразие фотографии в разных странах. Среди уже объявленных победителей в категории Open – авторы из Индии, Турции, Малайзии, Китая и Австралии, а также из более и менее экономически развитых стран Европы; в категории же Youth из трех авторов двое – неевропейцы; америrанцев среди победителей нет вообще. В WPP такие авторы тоже есть, но в их представлении оказывается важнее, что они работают на западные журналы или агентства.

При этом очень интересно сопоставить «профессиональные» и «открытые» подкатегории. Если первые понятны и достаточно привычны («Искусство и культура», «Современные проблемы», «Концептуальная фотография», «Текущие события», «Натюрморт», «Рекламная кампания», «Спорт» и др.), то последние довольно забавны – например, «Улыбка» или подкатегория для «придуманной» фотографии, показывающей мир воображения. В целом, все это напоминает Best of Russia, но такую, в которой эклектика и хаотичность современности введена в некоторые рамки, и все это – результат вдумчивой исследовательской работы. Это желание справиться с визуальным потоком понятно и выдает знание мирового контекста – а в нем сейчас, если процитировать статью известного фотокритика Ти Джей Демоса, фотографическое «растянуто до своих пределов» разнообразием практик и стиранием медийных границ, но при этом произошло и возрождение «одной из самых традиционных форм, документальной».

Что касается участников из бывших советских республик, то в прошлом году среди победителей были Илья Питалев («Актуальные события», серия о Северной Корее) и Роман Пятковка («Концептуальная фотография»), а в этом году в шортлисте, например – серии Михаила Мордасова о Сочи, Михаила Петрова о голубятнях и Анастасии Жетвиной о юных балеринах. Впрочем, ни один из россиян не вышел в победители двух объявленных категориях, будем надеяться на профи.

К сожалению, и на SWAP многие интересные авторы выпали из листа финалистов. Но среди призеров Open и Youth все равно есть, на что посмотреть, причем самыми интересными определенно являются неевропейцы: «социально значимая» фотография автора из Индии Арупа Гоша в подкатегории «Люди» (снимок просящего подаяние мальчика-музыканта с подписью, раскрывающей более широкий контекст жизни таких детей), перебирающиеся через реку под дождем люди китайского фотографа Ли Чена («Путешествия») или картинка из малазийской деревни Хайрула Азизи Харуна ( «Доля секунды»). Не менее интересны кадры в «молодежной» категории – религиозная церемония, снятая иранцем Борханом Мордани («Культура»), и дети на железнодорожных путях бангладешца Турджоя Човдури («Окружающая среда»).

Если говорить о минусах SWPA, то лично для меня главный из них – его явная ориентация на развлекательность (оборотная сторона желания контакта со зрителем), декоративность и определенный потребительский настрой по отношению к фотографии. Интересно, что жюри возглавил Уильям Хант – нью-йоркский куратор, галерист, консультант и коллекционер. С одной стороны, это человек «исследовательского» склада, с оригинальным взглядом на фотографию – часть его собрания опубликована в книге «Невидящий глаз: фотографии бессознательного». С другой же стороны, он явно принадлежит «миру индустрии» – просто это не пресс-индустрия, а, скорее, арт-рынок. В жюри этого года SWPA не было независимых исследователей и критиков.

В целом, к сожалению, и WPP, и SWPA по-разному демонстрируют что-то важное, что я бы назвала «утерей гуманности». В SWPA заметно несколько поверхностное порхание над темами в духе рекламно-коммерческих проектов – особенно по сравнению с тем же WPP, пытающимся до последнего держаться за критическое наследие фоторепортажа 20 века. Но из самого WPP куда-то исчез человек с его чувствами и ощущение связи между автором, объектом съемки и зрителем. Возможно, дело в нехватке мировой премии, в которой и в число организаторов, и в жюри войдут не только фоторедакторы и арт-диллеры, но намного больше исследователей, кураторов и философов фотографии. Очень хочется надеяться, что такая премия в конце концов появится.
Виктория Мусвик

One Comment

on “2014: World Press Photo и Sony Photography Awards (журнал “Фототехника и видеокамеры” Потребитель)
One Comment on “2014: World Press Photo и Sony Photography Awards (журнал “Фототехника и видеокамеры” Потребитель)
  1. Утеря гуманности – беда всего современного искусства, не только фотографии. И в том числе – Российской фотографии.
    Если взглянуть на книгу Рудольфа Арнхейма “От Калигари до Гитлера. Психологическая история немецкого кино”, то, похоже, мы живем в предвоенное время. Я стараюсь донести это своих студентов, но они слишком молоды, чтобы могли вживую соотнести искусство послевоенное, напр неореализм, и современное. Многие люди понимают современное искусство просто как “более жесткий формат”, не ощущая “души” этого формата.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>